escargon (escargon) wrote,
escargon
escargon

Categories:

Дикая жизнь в центре Европы

Что-то меня сегодня понесло: зашла в пару книжных поискать подруге подарок на День рождения, а в итоге купила книжку себе.
Правда, у меня есть два смягчающих обстоятельства: во-первых на эту книжку я уже давно засматривалась, а во-вторых я ее купила раза в 2 дешевле, чем она продается в обычных магазинах.
Кстати, советую живущим в Минске иногда заглядывать в магазинчик Белсаюздрука в подземельях под площадью Свободы - иногда там можно найти что-нибудь хорошее по хорошим ценам...
Жаль, выбор там маловат...
А вот и книжка...



Книжка, кстати довольно крупная - 240 с., а иллюстраций там более чем хватает...



Автор - Сергей Плыткевич- один из самых известных фотохудожников Беларуси, а также главный редактор журнала «Дикая природа», директор издательства «Рифтур», единственного в Беларуси, специализирующегося на выпуске краеведческой литературы, председатель ОО «Фотоискусство», автор фотоальбомов «Мая Беларусь», «Беларуская экзотыка», «Ад Полацка пачаўся свет», «Нечаканая Беларусь», «Дикая жизнь в центре Европы». А еще - это, похоже, один из немногих, кто пытается развивать туризм в Беларуси, показывая ее с разных, иногда неожиданных сторон.



Кстати, происхождения названия автор тоже объясняет довольно интересно как в книжке, так и в одном из интервью:

– У меня в ящике письменного стола лежит сертификат, удостоверяющий, что я, Плыткевич Сергей Михайлович, посетил географический центр Европы. Такой сертификат может купить на полоцком  почтамте каждый, кто приедет в этот древнейший белорусский город. Но вообще-то центр Европы – это не точка на карте, центр Европы – это самосознание, дух. Если мы осознаем, что мы европейцы, живущие в центре Европы, то это один вектор движения. А если думаем, что мы находимся на задворках великой империи, что мы бедные и «наша хата с краю» – совершенно другой.
А вот главные герои фотоальбома «Дикая жизнь в центре Европы» – животные и птицы – не признают никаких границ.
Есть о чем задуматься…




Если одни и те же дикие животные водятся и у нас, и в Литве, и в Польше – значит, и у нас самих, у наших государств различий гораздо меньше, чем нам кажется. Значит, все более-менее ровно, нормально. Парадокс в том, что как раз в Беларуси этих животных гораздо больше, больше сохранилось уникальных заповедных мест. И если по каким-то экономическим позициям мы от соседей отстаем, то природой вправе гордиться, – считает Сергей Плыткевич.



Можно сказать, что в этом я с ним совершенно согласна, ведь часто границы не столько внешние, сколько внутренние...

А природа в Беларуси - это, боюсь, что единственное, что от нее пока осталось..



Впрочем, интересует меня также и сам процесс съемки дикой природы: зная по собственному полуудачному опыту фотографирования местных воробьев и синиц, - это дело весьма и весьма не легкое...



И опять из интервью с Плыткевичем:

- Природа у нас, в Беларуси, очень своеобразная, и мне хотелось показать именно ее дикость... – говорит Плыткевич о своих фотографиях.

- А любимые места съемок у Вас есть?
- Их очень много. По красоте ни с чем не сравнится Браславщина: озера, горы, перелески - изумительно красивые пейзажи! А еще там много животных... Есть места уникальные. Например, устье реки Лань (Лунинецкий район. – Е.Д.). Там такая глухомань! Настоящие джунгли. Пройти невозможно. Надо топором рубить дорогу...

Да уж, чего-чего, а экстрима фотоохотнику не занимать! Плыткевич буквально взахлеб рассказывает, как однажды он, словно Винни-Пух, налетая на каждый сучок, падал вниз со своей наблюдательной вышки – верхушки дерева; как однажды, снимая семейство беркутов, ему пришлось полдня просидеть на шестнадцатиградусном морозе в палатке; как утопил пять фотоаппаратов в погоне за хорошими снимками...

- А приходилось ли спасаться бегством от разъяренного зверя?
- Буквально в прошлом году. В октябре на Браславщине увидел молодого лося. Решил: дай подойду поближе. Пятьдесят метров. Тридцать. Двадцать. Уже начинает темнеть, а лось и не думает убегать. Я отходить – он за мной. Все поле, метров двести, он шел вслед. И я не скажу, что зверь ласково был настроен. Ведь во время рева лоси агрессивные... А еще представляет опасность такая птица, как длиннохвостая неясыть. Бородатая неясыть реже атакует, а длиннохвостая всегда, если подлезть к ее гнезду... Когда в первый раз Игорь Бышнев (белорусский режиссер-анималист. – Е.Д.) предложил поснимать неясыть, он взял с собой мотоциклетный шлем. А мне все не верилось: не может быть такого, чтобы сова атаковала в голову! И вот мы на месте. Бышнев карабкается на дерево. И тут сова как сиганет прямо в его макушку, а он головой – в дерево... Благо все обошлось. А ведь могло бы... Уже позже я узнал: как-то двум орнитологам неясыть выбила глаз...

- Сергей, а какой временной рекорд по съемкам у Вас был?
- Три дня. Так я снимал орла-змеееда. В итоге получился снимок, где птица держит в клюве ужа, который завязан в узелок. Эта фотография называется “Узелок на память”... Я снимал посреди болота на острове. Там стоят пять-семь больших сосен. На одной из них на верхушке - гнездо. Буквально три дня я провел на соседнем дереве, ожидая, пока к гнезду прилетит орел. И – вот. Прилетела-таки мамаша покормить своего птенца. Тот съел одного ужа. Мама улетела. Через какое-то время она вернулась с ужом, завязанным в узелок. Малыш есть больше не хотел. Лето. Жара... Он ластится к маме: “Ко-ко-ко”. Явно что-то хочет. А чего – непонятно. Мама улетает и возвращается уже с березовой веточкой. Накрывает ею птенца, а сама раскрывает крылья и начинает, как опахалом, ими махать над ним.Такая трогательная картина – обалдеть!

- А это правда, что у каждой птицы свой характер?
- Да, конечно. Мне нравится снимать глухаря. У нас этих птиц осталось очень мало. Сфотографировать их очень трудно. Во-первых, нужно найти ток. Во-вторых, на этом току за недели две построить шалаши, чтобы они к ним привыкли. А потом уже за дело. Во время тока глухари так дерутся, что удар их крыльев сравним разве что с тем, как мужик со всей силы выбивает покрывало... А в прошлом году довелось снимать беркутов. В качестве приманок на поле положил тушу убитого волка, а сам сидел в палатке и наблюдал. Прилетел беркут. А за ним вслед сорока. Казалось бы, беркут здоровый, крылом махнет – сороки нет. Но сорока хитрая. Пока беркут лакомится – она подлетает к нему сзади и тянет за хвост. Дерг – он оборачивается! Мясо выпадает из клюва, сорока хвать кусочек и была такова... И так продолжалось очень долго, пока плутовка не насытилась...

- Сергей, а какие есть правила безопасности при занятии фотоохотой?
- Не пугать птиц. Ведь они и так у нас очень напуганные. Вы знали, например, что в Беларуси практически нереально сфотографировать гуся?! А в Литве – пожалуйста. Просто у нас охотятся на эту птицу, а в соседней стране – нет. Пернатые все чувствуют... Да, главное правило – не навредить. Прежде всего, надо думать не о себе, а о птицах...


Кстати Плыткевич был вознагражден медалью в 15-м биеннале по теме «Природа» на Кубок FIAP в 2011 году(http://znyata.com/novosti/fiap-bel.html)... я думаю это тоже многого стоит...

P.S. Еще одно интервью Плыткевича, но уже больше об истории Беларуси на его сайте...
Tags: Беларусь, герои своего времени, животные, книги, о природе, фото, чужие мысли
Subscribe

promo escargon january 7, 2015 00:37 25
Buy for 10 tokens
Хорошая идея каждый год рассказывать то, что ты успел за него сделать.. Вот только я никак не могла приучить себя к подобной традиции. Может стоит начать? Тем более, что 2014 год у меня получился поистину выдающимся, и, можно даже сказать, решающим и "прорывным", особенно в плане путешествий:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments